Наши жизни – наши правила

Автор: Ольга Беляева, Специалист по адвокации ЕАСВ, в движении #Наркономика: с улицы в правительство.

Блог посвящается друзьям и попутчикам по реформированию наркополитики – командам Молодая волна Литва, Белый шум Грузия, Сеть Ассоциация снижения вреда Кыргызстан, Твой шанс Беларусь, ЛУНЭст Эстония, Сообществу людей, употребляющих наркотики в Казахстане и команде секретариата Евразийской Сети людей, употребляющих наркотики.

2018 год. Вена. “А вы сами употребляете наркотики?” – с видимым удовольствием от сказанного за минуту до этого, мне задает вопрос представитель Китая в зале ООН на заседании международной комиссии по контролю наркотиков. Чиновник наркоконтроля, который убеждён в «эффективности» смертной казни за употребление и хранение веществ. В результате, почти 4 000 человек казнены за нарушения, связанные с веществами в 33 юрисдикциях мира. И около 27 000 человек были убиты без суда и следствия на Филиппинах[1].

К ответу на его вопрос я начала готовиться с 2004 года. Днепр, Украина. На встречу с наркоконтролем, приехал из Литвы Кестутис Буткус со своим лекарством ОЗТ. Мы тогда с нашим доктором Леонидом Власенко создавали возможности для вменяемых судей и влиятельных полицейских посмотреть с непривычных для них сторон на жизнь людей, употребляющих наркотики. Теория о ценности снижения вреда важна, но видно было, что аргументы не цепляют желание у силовых структур подумать. Слишком укоренились «знания» о том, что такое психоактивные вещества и кто такие мы, люди употребляющие наркотики. Само слово метадон вызывало агрессию среди силовиков. Всё изменилось в момент, когда Кестустис достал бутылку, будто с водой, поставил ее на стол и сказал: «Люди, это же обычное лекарство. Вот он – метадон». В этот момент, Кестутис своим поступком начал менять правила переговоров в зале юридической академии.

2017 год. Вена. Вместе с Сергеем Бессоновым (Кыргызстан) и Серёжей Крыжевичем (Беларусь) обсуждаем задачи на ближайшие встречи, в фойе здания, где проводится 61 заседание Комиссии по наркотическим веществам. Мы приехали увидеть, как ведут себя чиновники и услышать, что они рассказывают о ситуации в наших странах на международном уровне. Утром следующего дня состоится сессия, подготовленная правительством Кыргызстана. В этот момент, к нам подходит один из представителей официальной делегации Кыргызстана. Он искренне удивлен нашему присутствию на их тусовке и предлагает Сергею взять приглашение на завтрашнюю сессию, начиная рассказывать, о чём они планируют говорить. Серёжа внимательно выслушал и поднял руку, в которой уже был такой же пригласительный, говоря: «Да, я знаю о сессии правительства Кыргызстана. Поэтому я здесь, чтобы услышать ваши отчёты». И каждому, кто наблюдал реакцию представителя официальной делегации, стало очевидно, что мы там, где нам важно быть. И мы сейчас в наркополитике в позиции спрашивающих и слушающих отчёты. Потому что война с наркотиками принесла больше негативных последствий, чем любые вещества, и работа силовых структур признана неудовлетворительной как международными политическими деятелями, комиссионерами Глобальной комиссии по наркополитике, так и самой системой ООН. Десять лет назад в докладе Агенства ООН по наркотикам и преступности 2008 года, и в каждом следующем отчёте прописаны негативные последствия войны с наркотиками: криминальный черный рынок ошеломляющих масштабов; организованная преступность представляет собой угрозу безопасности. У криминальных организаций есть право дестабилизировать общество и правительства. Незаконный наркобизнес стоит миллиарды долларов в год, часть из которых используется для коррумпирования правительственных чиновников и для отравления экономики[i].

Даже если чиновники ничего не делают, чтобы услышать нас и пригласить стать членами официальной делегации на сессии Комиссии по контролю над наркотиками, коллеги и партнёры нам помогают, организовывая пропуски, предоставляя ресурсы, и даже местом ночлега. В связке с практическим обучением в странах во время стажировок, возможностью участвовать в конференциях и рабочих встречах экспертов по наркополитике, работа с официальными делегациями стран – это достойный вкладов ресурса проекта по наркополитике Евразийской ассоциации снижения вреда и Евразийской Сети Людей, употребляющих наркотики, при поддержке Фонда Роберта Карра в поддержку сетевых объединений (RCNF) и Международного консорциума по снижению вреда.

10 лет назад общественных организаций вообще не было на сцене международного наркоконтроля. Сегодня мы имеем возможность говорить открыто от имени сообщества людей, употребляющих наркотики. Разные эмоции и мысли возникают, когда слушаешь отчёты: сколько и как изъяли веществ, какое оборудование полиции необходимо, чтобы выявлять вещества и обвинить больше людей; как списки запрещённых веществ формируются «до того, как вещество проявится в стране». Видимое политическое давление на ход дискуссий таких стран с убивающей наркополитикой как Китай, Россия, Штаты.

И при этом наши темы звучат всё больше во время пленарных заседаний, благодаря прогрессу Канады в регуляции каннабиса и программах снижения вреда в странах Евросоюза; наша поддержка в сильной, аргументированной позиции наших коллег International Network of People who use drugs, International Drug Policy Consortium, Harm Reduction International,  Amnesty International, Global Drug Policy Observatory.

На предыдущем заседании Оксана Ибрагимова выступила с заявлением о влиянии наркоконтроля на попытки закрыть ОЗТ в Казахстане. В Казахстане сейчас опять собирают данные эффективности ОЗТ, и снова наши организации вкладывают время и ресурсы, чтобы доказать уже доказанное научным сообществом и объяснить чиновникам ценность программы. В Кыргызстане создаётся система мониторинга негативных последствий для людей, употребляюших наркотики, внедрения новых кодекса о проступках и уголовного кодекса. Пока действует мораторий на изменения в кодексах, группа организаций, намеренных изменить Кодекс, при лидирующей роли сообщества людей, употребляющих наркотики, актуализировали тему на национальном уровне. И задача секретариата ЕАСВ – вынести на уровень международных дискуссий обсуждения проблем в наших странах и предложить решения, основанные на потребностях людей, наших национальных партнёров.

Каждое наше обоснованное выступление раскачивает тему в сторону прогресса. Важно мониторить процессы подготовки к министерскому сегменту в марте 2019 года.

Менять правила переговоров возможно только участвуя в переговорах с открытой позицией человека, употребляющего психоактивные вещества – это главный мой вывод работы на заседаниях Международной комиссии по контролю над наркотиками (CND).

Ни одна конвенция не снимает со стран обязательство сохранять и улучшать качество жизни и здоровье граждан.  И в марте 2019, мир принимает решение, какая будет наркополитика следующие десять лет (2020-2030).

За что поднимет руку представитель вашей страны во время совещаний Министерского сегмента: права человека и здоровье или насилие и коррупция?

Чек лист на следующие полгода для каждого, кто у себя меняет наркополитику:

  1. Внимательно прослушать он -лайн курс по наркополитике Drugs, drug use, drug policy and health
  2. Прочитать Адвокационную заметку наших коллег IDPC. Узнаете, что страны НЕ договорились о проведении надёжной оценки результатов и влияния наркополитики за 2009-2019 года, заменив годовым отчётом UNODC. Отчёт, который имеет проблемы с данными: анкета для стран сосредоточена на процессных индикаторах (сколько изъяли веществ, сколько арестовали людей и т.д.) . Однако они не точные, не все страны отчитываются – об этом рассказали сами сотрудники UNODC на пленарном заседании 23 октября 2018 года. Данные, на которые опираются UNODC в построении своих следующих планов наркополитики на 10 лет, и которые так важны, не отражают влияние репрессий на возможность реализовать право человека на частную жизнь, наивысших достижимый уровень здоровья и благополучия нас, людей, употребляющих наркотики и наших семей.
  3. Обратиться к Правительству и исполнительной власти своей страны, отвечающей за наркополитику с вопросом: состав делегации от страны на встречу высокого уровня 2018 и когда и где будут проходить дискуссии с сообществом и гражданским обществом о позиции страны, на основное которой будет проходить голосование о международной наркополитике на следующие десять лет 2020-2030 года.
  4. Подготовить анализ ситуации с наркополитикой в стране, взяв одну тему, которая больше всего влияет на качество жизни и здоровья людей, употребляющих наркотики. Исследования силами сообщества являются нашим аргументом в дискуссиях и дают устойчивость позиции. Варианты исследований: Беларусь Национальная организация участников ОЗТ «Твой шанс» о барьерах в доступе и качественном лечении ОЗТ, Кыргызстан Ассоциация Сеть снижения вреда о последствиях внедрения новых кодексов с 2019 года, основываясь на текущей ситуации с погашением долгов за хранение.

…Перед тем, как задать мне вопрос о том, употребляю я вещества или нет, представитель репрессивной наркополитики Китая сказал: «Я не хочу вас называть человеком, употребляющим наркотики. Я буду вас называть наркоман (drug user). У нас так в резолюциях написано». (видео здесь).

«НЕ хочу называть вас человеком» – эта позиция как раз и проявляет суть репрессий: они не видят людей, судьбу человека. Мы для них статистика в привычной обстановке. Наша задача – сделать для них эту обстановку НЕ привычной. Вывести их из накатанного русла разговоров о поставках-спросах-прекурсорах и международном сотрудничестве. Менять подходы, играть на разных уровнях, используя комбинации, отличные по действиям и основанные на одних ценностях. Есть в CND как я понимаю, неписанные правила. Например, нельзя называть страну по имени и стыдить (not naming and shaming). По первой части у нас вариантов нет – мы должны и обязаны называть страны, иначе теряется смысл разговора. Поэтому в нашем выступлении мы говорили о перенаправлении в Эстонии задержанных за нарушения, связанные с употреблением наркотиков, от полиции к равным помощникам, которые ещё и с ресурсами. О наличии проекта закона декриминализации в Грузии, который так и застрял в комитетах, а человека лишили свободы, семьи, комфорта на 6 лет за 0, 0026 метамфетамина. Описали ситуацию в Литве, где, с одной стороны, разрешили таблетки с производными каннабиса, при этом общая наркополитика резко репрессивна. В Литве нет задачи снизить для молодёжи возможности трудоустройства.  Зато такая цель достигнута криминализацией всех видов веществ, что повлекло более 1 400 уголовных дел за 2017 год только среди людей 18-29 лет.

Что касается “стыдить страны”, так это не наш подход. В зале находятся эксперты по вопросам наркополитики, это представили Канады, стран Евросоюза, эксперты от институтов и таких организаций, как IDPC Amnesty International и другие профессиональные организации. Это люди и организации, которые влияют на международную наркополитику с разных сторон. Нам крайне важно, чтобы именно эти люди понимали, что происходит в наших странах в практической наркополитике в причинно-следственных связях.

Нам надо учиться напрямую у людей и знакомиться с опытом таких стран, как Канада, Швейцария, Голландия, Португалия, Чехия и другие, страны с практической декриминализацией. Люди у себя дома уже сегодня спокойно выращивают или покупают траву. В их странах ночные мэры городов заботятся о здоровье тусовщиков, поддерживая тестирования на чистоту и состав веществ на фестивалях, клубах. И такого уровня практики нам уже помогают: историями, как они и что делают, курсами по наркополитике; анализируют, сопоставляют, выявляют противоречия, бесконечных резолюций и протоколов ООН, которые могут нам помочь продвинуться в своих странах и объясняют суть, составляя для нас аналитические записки (см чек-лист 😉).

А те, другие, которые говорят, что не хотят нас людьми называть, уже волнуются, раз такие высказывания позволяют. Потому что это официальная точка зрения представителя страны о сути репрессивной наркополитики, которая много лет прикрывается словами о «сохранении безопасности и благополучия нации». Ход сделан. Называя себя профессионалами и используя миллиарды с целью снижения спроса и предложения на наркотики, репрессивный наркоконтроль ведёт себя как дилетант, напичканный мифами и страхами, и имеет полный провал в результатах своей работы по всем показателям (как только сделаем перевод отчёта, поставит русскую версию картинок – прим.ЕАСВ).

Мой ответ представителю Китая и репрессивной наркополитике – да, я употребляю наркотики, наслаждаюсь и точно знаю, что проблема чаще всего в домыслах и репрессиях, а не в веществах.

Наше время пришло. Пора фундаментально менять подход к наркополитике в наших странах.  Мы ищем ответы на вопросы: кто будет от каждой из наших стран голосовать и за какой подход в наркополитике на следующие десять лет во время встречи министерского сегмента в марте 2019 года. Отзывайтесь, пишите, если тоже в теме.

[1] IDPC Shadow report TAKING STOCK: A DECADE OF DRUG POLICY, 2018

[i] https://www.theguardian.com/world/2016/apr/02/un-war-on-drugs-failure-prohibition-united-nations