Поддержать. Нельзя наказывать. 2021

Ежегодно, 26 июня активисты всего мира проводят глобальный день действий в рамках кампании «Поддержать. Нельзя наказывать». Мероприятия этого дня направлены на то, чтобы напомнить общественности и правительствам о необходимости прекратить «войну с наркотиками» и о том, что охрана здоровья и права человека должны быть в центре формирования политик в области наркотиков.

2021 год не стал исключением,активисты сообщества из Беларуси, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Таджикистана и Узбекистана стали частью глобальной кампании, которая объединила 260 городов из 96 стран мира. Мероприятия были поддержаны Евразийской ассоциацией снижения вреда (ЕАСВ) и Евразийской сетью людей, употребляющих наркотики, (ЕСЛУН).

ЕСЛУН работает для того, чтобы зависимых людей не становилось больше, а те, кто заболели – сохранили жизнь, здоровье и свободу. Жизнь в репрессивной наркополитике научила нас хорошо понимать, что включает в себя понятие - наказание. Задачи, которые ставил перед собой ЕСЛУН в рамках кампании - это силами сообщества инвестировать ресурсы в поддержку активистов сообщества, помочь людям, который страдают от экономического кризиса, болезней и отчаяния, создать уютные места для встреч и работы, найти союзников. 

Ценность кампании для сообщества ЕСЛУН стало открытие возможности для каждого принять значимое участие от разработки концепции кампании до её реализации.В 2021 году ЕСЛУН принял решение поддержать союзников сообщества и вручить грамоты ручной работы " Друг Сообщества". В этом году грамоты были вручены двум докторам в Молдове. На фотографии вручение грамоты главному врачу наркологу г. Кишинева Лили Фёдоровой.

Ольга Беляева

Програмный координатор ЕСЛУН

Вручение грамоты главному врачу наркологу г. Кишинева Лили Фёдоровой. Молдова. ©PULS Comunitar​

В этот день активисты, которые искренне обеспокоенные текущей ситуацией со здоровьем, достоинством и свободой людей, употребляющих наркотики в наших странах,выходили на улицы городов, проводили флешмобы,открыто делились обоснованными мнениями в социальных сетях и СМИ для привлечения внимания общественности и людей, принимающих решения о необходимости незамедлительно менять жестокую государственную политику в отношении людей, употребляющих наркотики.

Активисты на собственном примере показали, как правильно государство должно выражать поддержку нуждающимся гражданам. Волонтеры своими силами собрали продуктовые пакеты, наборы личной гигиены, лекарства и доставили их людям, находящимся в тяжелой жизненной ситуации, тем, кто лежит в больницах или дома, и не может самостоятельно передвигаться.

Ухудшающаяся ситуация с COVID-19 внесла свои коррективы в планы в некоторых странах, но это не помешало донести основную мысль кампании –«война с наркотиками» проиграна, репрессии не работают, пришло время поддержки, а не наказания!

Беларусь

В рамках кампании в Беларуси активисты объединения «Твой Шанс» организовали материальную поддержку людям, остро нуждающимся в такой помощи. Для восьми пациентов опиоидной заместительной терапии (ОЗТ),которые имеют трудности с передвижением из-за тяжелых болезней ног и онкологических заболеваний из Минска, Гомеля, Гродно, Мозыря и Борисова были выделены средства для оплаты проезда до кабинетов выдачи препарата. Предположительно этих денег должно хватить до августа этого года, когда министерство здравоохранения обещает принять нормативные документы, предусматривающие выдачу препаратов для самостоятельного приема и доставку его на дом.

Активисты объединения «Твой Шанс»,Беларусь. ©yourchance.by

Грузия

Акции, которые были подготовлены объединением организаций людей, употребляющих наркотики «GeNPUD» были направлены на изменение действующей репрессивной наркополитики, которая ориентирована на наказание и противоречит фундаментальным правам человека, а также на изменение устаревших правил в программах ОЗТ, которые не позволяют выдачу препарата на руки. Приподдержке Грузинской сети снижения вреда и «Врачи мира», Франция- Грузия была подготовлена петиция на имя премьер-министра Ираклия Гарибашвили, а 26 июня «GeNPUD» провел акцию протеста в Тбилиси перед Государственной канцелярией Грузии. За пределами столицы в Кутаиси, Озургети и Батуми акции протеста провели членские организации «GeNPUD» – «Рубикон», «Феникс 2009» и «Имеди». На акции были приглашены средства массовой информации, которые освещали мероприятия в рамках кампании. 

Среди других мероприятий – встреча представителей организации «Новый вектор» с дружественными депутатами парламента от партии «Гирчи», которая занимает здоровую позицию в решении проблем, связанных с употреблением наркотиков. Важным было участие представителя «GeNPUD» в конференции, организованной Центром психического здоровья и профилактики наркомании, а также выпуск короткого видео, в котором представители сообщества рассказывают о проблемах, с которыми они сталкиваются из-за стигмы и дискриминации.

Бесплатное мобильное тестирование на ВИЧ, вирусные гепатиты и сифилис в Батуми, Грузия. ©Union “Imedi”
Акция протеста в Тбилиси против репрессивной наркополитики перед Государственной канцелярией Грузии. ©GeNPUD

Казахстан

Активисты форума ЛУН в Казахстане из Караганды, Темиртау, Тараз, Усть- Каменногорска, Павлодара, Алматы, Сарань, Балхаша подготовили и опубликовали14 видео роликов и 7 постов в социальных медиа, привлекая внимание на проблемы широкой аудитории в интернете. Контент включал в себя личные истории, интервью с медицинскими работниками и представителями партнерских организаций, аутричработниками, людьми, употребляющими наркотики.

«В это году мы впервые делали публикации по Кампании в Instagram и это был охват разной аудитории, людей, которые совершенно далеки от понятий наркополитика, поддержка и какая она должна быть, но эти люди оставляли положительные отзывы о том, что очень правильно, что мы говорим о важных вещах, благодарили людей, которые писали свои посты и записывали видео –  за смелость, откровения и силу духа.» – Валентина Манкиева, координатор мероприятий в Казахстане.

Кыргызстан

Активисты сообщества подготовили короткий видео ролик, в котором люди, пострадавшие от репрессивной наркополитики в Кыргызстане и потерявшие годы жизни в тюрьмах из-за своей зависимости от наркотиков,рассказывают, что для них является поддержкой и почему она важна.

Также в рамках кампании, волонтёры своими силами помогли улучшить территорию социального общежития «Феникс» – построили навес, из деревянных поддонов собрали 2 стола и 2 скамейки. Новое пространство даст возможность проводить собрания, встречи и тренинги с участием до 15 человек.

Волонтёры своими силами построили навес собрали столы и скамейки на территории социального общежития «Феникс» в Бишкеке, Кыргызстан.

Молдова

С тем, чтобы привлечь внимание общественности к проблеме людей, употребляющих наркотики в Молдове, в том числе молодежи,организация под руководством сообщества «PULS Comunitar» организовали проведение автопробега и уличной акции у Мэрии в Бельцах. В Кишиневе На встрече с врачами-наркологами, представители сообщества символически вручили дипломы «Друзья сообщества»  в знак благодарности за дружественное отношение и поддержку сообществу людей, употребляющих наркотики в Молдове.

Параллельно на встрече с партнерами в рамках Странового Координационного Комитета по ВИЧ и ТБ  удалось договориться о совместных дальнейших действиях по расширению возможностей для сообщества, расширению географии программ ОЗТ и доступу к препарату Бупренорфин на всех сайтах наркологических служб. Такжеобсудили потенциальную возможность предоставление ОЗТ через семейных врачей, аптеки, коммерческие медучреждения.

Организаторам мероприятий удалось наладить эффективное взаимодействие со СМИ, мероприятия широко освещались в местных интернет-изданиях и социальных медиа, общий охват только одной публикации достигал 8000 пользователей, а всего таких публикаций было 6.

Автопробег в Бельцах для привлечения внимания к проблеме наркозависимых людей в Молдове. ©eSP.md
Уличная инсталляция «Их бы тоже наказал?» с постерами знаменитых людей, у которых был опыт употребления наркотиков. Бельцы, Молдова. ©PULS Comunitar

Россия

Мероприятия в России в первую очередь включали в себя оказание непосредственной практической помощи тем, кто находится в тяжелой жизненной ситуации.

В Екатеринбурге помощь в виде продуктовых пакетов получили шестеро потребителей наркотиков с ВИЧ и туберкулезом, которые проходят лечение в туберкулезном стационаре, одна женщина с ВИЧ, находящаяся в онкодиспансере с неоперабельной формой рака, и мужчина, нуждающийся в помощи после лечения в психиатрической больнице.

В Перми была вызвана и оплачена бригада санэпидемстанции для уничтожения тараканов и клопов в доме, где живет маленький ребенок, чтобы предотвратить лишения мамы родительских прав из-за плохих санитарных условий проживания. Ещё одной маме, имеющей грудного ребенка и не имеющей доходов, были оплачены посещения детских врачей и транспорт.

В Тольятти организация,признанная иностранным агентом, не имеет финансирования, но продолжает помогать клиентам, оказывая услуги снижения вреда. Для продолжения работы этой организации были закуплены мази, бинты, дезинфицирующие салфетки, антисептики, мыльные принадлежности и памперсы для лежачих больных. Раздаточные материалы буду в течение лета розданы наиболее нуждающимся людям, употребляющим наркотики города.

«Мне грозили, что заберут ребенка за антисанитарные условия, но никто никогда не помогал потравить тараканов и навести порядок. Спасибо всем причастным, кто на деле помогает таким, как я. Поддержка, а не наказание, вот что дало мне желание и веру жить дальше!»

Клиентка

г. Пермь

Волонтеры в Тольятти собрали и доставили лекарства, медицинские и другие принадлежности для тех, кто в этом нуждается больше всего. ©EHRA

Таджикистан

В рамках кампании общественной организацией «СПИН Плюс» была организована встреча между активистами сообщества людей, употребляющих наркотики из городов Душанбе, Гиссар, Турсунзаде, Рудаки, Вахдат, и сотрудниками Агентства по контролю за наркотиками при Президенте РТ, а также сотрудниками УБНОН МВД РТ. Целью встречи было установление отношений с сотрудниками полиции для защиты прав и интересов сообщества людей, употребляющих наркотики.На встрече была отмечена значимая роль сообщества в предоставлении услуг снижения вреда и в профилактике употребления наркотиков среди молодежи. Договорились о регулярных встречах и совместных действиях в вопросах выполнения Стратегии президента РТ о профилактике и современных подходах в лечении наркозависимости.

Другие мероприятия включали в себя обустройство территории ДРОПИН центра и проведение тренинга по основам снижения вреда для сотрудников городского центра по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД, сотрудников городского наркологического центра, сотрудников городских центров здоровья.

Сотрудники городского центра по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД, городского наркологического центра, городских центров здоровья на тренинге «Спин Плюс» по основам снижения вреда. Душанбе, Таджикистан.©«Спин Плюс»

Узбекистан

В Ташкенте в рамках кампании была проведена мобилизационная встреча двух инициативных групп – «Инициативная группа женщин, употребляющих или имеющих опыт употребления наркотиков» и «Инициативная группа аутрич-сотрудников Глобального фонда в Ташкенте», где участники встречи делились личными историями жизни, ведь почти каждый пострадал от репрессий жесткой политики в области наркотиков в стране.

К сожалению, многие из приглашенных на встречу не смогли приехать из-за ужесточения карантинных мер и ограничения передвижение в связи с быстрым распространением COVID-19 в Узбекистане, поэтому одной из актуальных тем встречи было соблюдение мер защиты, в условиях пандемии.

ЕАСВ опубликовала обучающие подкасты в поддержку работы уличных юристов и юристок

Чтобы поддержать работу параюристов и параюристок и прояснить алгоритм оказания базовой правовой поддержки ключевым группам в доступе к услугам в связи с ВИЧ, ЕАСВ совместно с Правовой сетью по ВИЧ разработала серию обучающих подкастов. Ключевые темы подкастов: каскад ВИЧ и права человека, инструменты параюриста и параюристки, 7 шагов в работе параюриста и параюристки и особенности работы с различными ключевыми группами. Подкасты можно послушать на обучающей платформе ЕАСВ в разделе «Обучающие материалы для параюристов и параюристок» на русском языке (для доступа нужно пройти очень простую регистрацию).

Подкасты записаны ЕАСВ в рамках проекта «Преодоление правовых барьеров для ключевых групп населения – на пути к 90-90-90», финансируемого Фондом Элтоном Джона по борьбе со СПИДом. Цель проекта – повышение эффективности непрерывной помощи при ВИЧ-инфекции путем преодоления правовых барьеров для наиболее уязвимых ключевых групп на уровне отдельных городов Грузии, Казахстана и Молдовы.

 

Больше информации о работе ЕАСВ в сфере защиты прав человека и другие обучающие материалы вы найдете ТУТ

ПРОДЛЕНИЕ: ЕАСВ принимает предложения от национальных консультантов из Украины, Молдовы, Северной Македонии и Кыргызстана для анализа изменений пакетов услуг снижения вреда и их стоимости в расчете на клиента при переходе от международного к государственному финансированию  

Вводная информация

Несмотря на декларируемую приверженность правительств продолжению профилактики ВИЧ среди ключевых групп, переходный период значительно ослабил системы сообществ и прервал предоставление услуг. Доступные пакеты и качество услуг снижения вреда ухудшаются, даже если услуги поддерживаются. Отсутствие политической поддержки снижения вреда, не только как меры профилактики ВИЧ, но и как социальной услуги, является одним из основных препятствий на пути к устойчивому и достаточному финансированию качественных программ.[1]

С тех пор, как программы снижения вреда (СВ) были впервые внедрены в странах, пакет предоставляемых услуг изменился и варьируется от страны к стране. Украина, Молдова, Северная Македония и Кыргызстан начали финансирование СВ из внутренних источников через социальные контракты и государственные закупки.

ЕАСВ ищет национальных консультантов в Украине, Молдове, Северной Македонии и Кыргызстане для анализа изменений пакетов услуг снижения вреда и стоимости в расчёте на клиента при переходе от международного финансирования к государственному.

Цели:

  • Проанализировать изменение стоимости услуг в расчете на клиента, а также набора/пакета услуг на основе вторичных данных (страновые заявки в Глобальный Фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, бюджеты или стратегические цели в национальных документах, национальные стратегии противодействия ВИЧ/СПИДу, стандарты/пакеты услуг и/или национальные тарифы стоимости услуг в расчете на клиента, тендеры на государственные закупки и контракты с поставщиками услуг);
  • Проанализировать причины изменений в наборе предоставляемых услуг, а также стоимости услуг в расчете на клиента(интервью с 2-3 национальными информаторами, вовлеченными в процесс принятия решений)
  • Проанализировать как произошедшие изменения отразились на процессе предоставления услуг, их качестве, а также удовлетворенности клиентов( интервью с поставщиками услуг и представителями сообщества / клиентами из разных городов страны)

Этапы работы:

  1. Анализ вторичных данных
  2. Разработка опросников при консультации с ЕАСВ и национальными консультантами из других 3 стран
  3. Интервью с ключевыми информантами (список информатов должен быть утвержден ЕАСВ)
  • 2- 3 с лицами, вовлеченными в процесс принятия решений относительно набора предоставляемых услуг, стандартов, а также тарифов в расчете на клиента
  • 5 с поставщиками услуг снижения вреда из разных городов страны
  • 10 с клиентами опиоидной заместительной терапии и программ игл и шприцев
  1. Подготовить черновик аналитического отчета на основе собранных данных
  2. Финализировать отчет на основе комментариев от ЕАСВ

Ожидаемые результаты:

  • Аналитический отчет на русском или английском языках (до 30 страниц) о том, как процесс перехода влияет на пакет услуг снижения вреда, их стоимость в расчете на клиента, а также их качество
  • Список рекомендации для доноров и правительств на основе проанализированных данных и интервью с ключевыми информаторами
  • Перевод отчета на национальный язык

Предлагаемые сроки реализация проектавсе задачи должны быть выполнены до 31 мая 2021 года.

Этот конкурс организован в рамках проекта Евразийского регионального консорциума « Нестандартное мышление: преодолевая трудности в адвокации силами сообщества для устойчивых и высококачественных услуг в связи с ВИЧ», финансируемого Фондом Роберта Карра для сетей гражданского общества (ФРК).

Евразийский региональный консорциум объединяет усилия Евразийская коалиция по здоровью, правам, гендерному и сексуальному многообразию (ЕКОМ), Евразийской женской сети по СПИДу (ЕЖСС) и Евразийской ассоциации снижения вреда (ЕАСВ) для эффективного решения проблемы отсутствия финансовой устойчивости в профилактике и лечении, программы ухода и поддержки для ключевых групп населения, уязвимых с точки зрения нарушения их прав и риска заражения ВИЧ.

Критерии отбора:

Поданные заявки будут оцениваться отборочной комиссией Евразийской ассоциации снижения вреда. Для оценки заявок будут использоваться следующие критерии (максимально возможное количество баллов – 100):

  • Знание и понимание финансирования ГФ и национальных процедур закупок (25 баллов)
  • Четкое понимание ситуации с финансированием снижения вреда в стране (25 баллов)
  • Соответствующий опыт работы (аналитические отчеты) (20 баллов)
  • Контакты с поставщиками услуг (15 баллов)
  • Опыт мониторинга и оценки (10 баллов)
  • Свободное владение русским или английским языком (5 баллов)

ЕАСВ будет рассматривать для заключения контракта только тех кандидатов, которые набрали не менее 80 баллов из 100.

Это объявление не должно толковаться как договор или обязательство любого рода. Это объявление никоим образом не обязывает ЕАСВ к заключению контракта, а также не предусматривает оплату ЕАСВ любых затрат, понесенных при подготовке к подаче заявки.

Условия оплаты, окончательные сроки выполнения работ, и другие условия, будут указаны в соглашении, которое ЕАСВ подпишет с победителем.

Как подать заявку

Претенденты должны отправить следующие документы maria@harmreductioneurasia.org , тема письма « Call UC », срок подачи до 24:00 EET 24 марта , 2021 :

  1. Резюме
  2. Письмо заинтересованности с предлагаемым гонораром (доллары США) с указанием количества рабочих дней (8 часов в день)
  3. Список потенциальных респондентов из организаций, предоставляющих услуги снижения вреда

[1] https://www.hri.global/files/2020/10/26/Global_State_HRI_2020_2_2_Eurasia_FA_WEB.pdf

Наркополитика и снижение вреда в Юго-Восточной и Центральной Европе

Произошли ли какие-либо существенные изменения в регионе Центральной и Юго-Восточной Европы с 2018 года? Имеет ли место какое-либо сокращение или расширение масштабов услуг снижения вреда?

Есть некоторые улучшения в отдельных странах, например, в Сербии, Черногории и Македонии. Хотя правительства по-прежнему выделяют очень маленький бюджет на снижение вреда, они, по крайней мере, становятся более открытыми, демонстрируя готовность сотрудничать с гражданским обществом и положить конец этой ужасной ситуации после того, как финансирование Глобального фонда завершилось и другие программы потерпели крах.

В Белграде действует новая аутрич программа. Боснийское правительство, похоже, открыто для выделения финансирования на снижение вреда; некоторые средства были выделены в Черногории. Финансирование в Болгарии, которое было приостановлено из-за бюрократических проблем, связанных с критериями финансирования, введенными правительством, сейчас в определенной степени решено, и программа обмена игл и шприцев в Софии снова действует; к тому же был открыт новый дроп-ин центр, который, правда, позже был закрыт.

В Румынии по-прежнему ощущается нехватка препаратов опиоидной заместительной терапии, и Министерство здравоохранения не особо активно занимается решением этой проблемы. К счастью, программы по-прежнему доступны даже в условиях пандемии коронавируса. Организация Carusel (Карусель) внесла ряд существенных улучшений и недавно открыла новый приют.

Никакого реального прогресса в Венгрии не произошло, за исключением открытия новой мобильной аутрич программы в Будапеште под названием HepaGo, которая охватывает те районы, где программы обмена игл и шприцев были закрыты в 2014 году. Единственная проблема заключается в том, что она финансируется за счет международных средств, что делает ее уязвимой; она не устойчива без государственного финансирования. Потребление инъекционных наркотиков в Будапеште снижается, вероятно, потому что люди переходят на курение синтетических каннабиноидов.

Все больше и больше людей употребляют новые психоактивные вещества и в других странах Восточной и Центральной Европы: некоторые из них в качестве основного наркотика, а некоторые в сочетании с другими веществами. Я думаю, что это очень существенное изменение для систем оказания помощи, потому что большинство из них были в первую очередь созданы для вовлечения потребителей опиатов в программы заместительной терапии. Но как подойти к лечению потребителей новых веществ? Я слышал, что программы реабилитации для них не срабатывают так же хорошо, как для потребителей опиатов. Вероятно, нам нужно изучить краткосрочные вмешательства для таких потребителей, которые иногда намного моложе потребителей героина. Людям по-прежнему нужна помощь, но им нужны другие подходы

Ты сказал, что некоторые правительства стали более открытыми для снижения вреда. Как так получилось и что этому поспособствовало?

По моему мнению, тот факт, что они садятся за стол переговоров, это уже хороший знак. В Белграде мы представили исследование о клиентах закрытой программы игл и шприцев, и отзывы правительства были очень положительными: теперь они более дружелюбны к гражданскому обществу и более активно с ним общаются. Они по-прежнему мало что могут предложить, но, по крайней мере, у них есть некоторые бюджетные средства на программы снижения вреда. В большинстве случаев я думаю, что такое изменение происходит из-за давления и адвокации гражданского общества. Но эти бюрократические машины очень медленные. После многих лет адвокационной работы дело доходит до стадии, когда реализация программ находится в руках лиц, принимающих решения. Несколько лет назад мы сформировали Сеть наркополитики Юго-Восточной Европы, и нам потребовалось еще два года, прежде чем министерства начали принимать реальные меры.

Связаны ли эти меры в основном со «старым снижением вреда» или они также включают новые услуги, такие как проверка веществ или комнаты безопасного употребления наркотиков?

Некоторые организации Восточной и Центральной Европы начали проверять вещества в ночных заведениях и во время фестивалей. В Западной Европе, между тем, сейчас на фестивалях используются машины для жидкостной хроматографии. Я думаю, что многие организации в нашем регионе тоже могли бы себе их позволить. Настоящие препятствия – не финансовые. Деньги можно было бы собрать с помощью фандрайзинговых кампаний или краудсорсинга. На эти фестивали собирается много состоятельных людей из среднего класса. Собрать деньги – не проблема. Я думаю, что главная проблема – это юридические барьеры и полицейская практика.

Эти препятствия одинаковы для внедрения новых подходов к снижению вреда в целом? Открыть ли комнаты безопасного употребления или изменить пакеты услуг снижения вреда?

В условиях, где у вас нет ресурсов даже для внедрения традиционных услуг снижения вреда, таких как программы игл и шприцев или опиоидная заместительная терапия, у вас нет финансирования ни на что другое. Для работы этих программ требуется стабильное и устойчивое финансирование со стороны государства. Это не является чем-то, что вы можете просто начать и посмотреть, что произойдет дальше. Второй вопрос – это отношение правительств. Они не хотят рисковать темой, вызывающей неоднозначную реакцию. Даже в прогрессивной Чехии возникают конфликты с жителями, которые выступают против программ игл и шприцев. Для лидеров наших обществ с большим количеством консервативно настроенных людей внедрять инновационную программу – это своего рода политический риск.

Ты сказал, что, поскольку люди не употребляют так часто инъекционным путем, им нужно другое снижение вреда. Как ты думаешь, что мешает существующим услугам поменять свои пакеты?

Они меняются. По крайней мере, в Венгрии они меняются. Например, если на иглы будет меньше спроса, они будут распространять другие вещи. На данный момент это специфические для условий пандемии COVID-19 принадлежности, такие как маски, перчатки, дезинфицирующие средства. Также есть потребность в социальной помощи. Многие люди все еще живут с гепатитом С, и им нужна помощь, чтобы попасть в программы лечения. Вот почему мы назвали наш новый проект HepaGo. До этого люди, употребляющие инъекционные наркотики, не имели доступа к лечению. Именно этого помогает достичь упомянутый проект в сотрудничестве с врачами-гепатологами.

Помощь психологов необходима в случае новых психоактивных веществ из-за связанного с ними психоза и агрессивного поведения. Кроме того, большинство этих людей живут на улице и сталкиваются с множеством социальных проблем. Мы должны понимать, что снижение вреда касается не только ВИЧ и гепатита С, но и различных видов помощи людям, живущим на обочине общества. Им нужна и другая поддержка, например, помощь в поиске жилья и нормализации их социальных отношений.

Ты сказал, что в Южном субрегионе сформированы новые сети. Какие это сети?

Я имел в виду Сеть наркополитики Юго-Восточной Европы. Они организуют конференции для региональных специалистов снижения вреда, оказывают помощь на страновом уровне, публикуют отчеты. Было бы полезно, если бы люди из этой и других сетей, таких как Евразийская ассоциация снижения вреда, могли посещать страны, чтобы встретиться и пообщаться с местными политиками, чиновниками, исследователями и гражданским обществом. Это предоставит местным НПО возможность поговорить с правительствами и определить повестку дня. Такая модель будет полезна в будущем после завершения пандемии.

Какова роль гражданского общества, и что оно адвокатирует в разных странах?

Бюджет по-прежнему остается главным вопросом. Для программ это выживание из года в год, что ограничивает масштабы адвокации, потому что вам приходится бороться за те ресурсы, которые позволяют вам осуществлять свою деятельность. У вас действительно нет возможностей, энергии и персонала, чтобы бороться за другие вещи. Финансирование снижения вреда в регионе нестабильно. Это также одна из причин, по которой у нас не хватает инноваций, к примеру, мы не открываем комнаты для безопасного употребления наркотиков и не реализуем программы налоксона. Правительства, в первую очередь, стремятся запретить психоактивные вещества и не заботятся об оказании поддержки потребителям наркотиков. И я вижу большую неуверенность среди предоставителей услуг в свете соответствующих изменений наркорынка. Имеющихся моделей снижения вреда, которые срабатывали раньше, недостаточно.

Кто финансирует услуги? Есть ли в регионе правительства или другие международные доноры, помимо Глобального фонда?

Большая часть финансирования поступает от национальных или местных органов власти. Я не знаю какого-либо значительного международного финансирования услуг, в настоящий момент поступающих в регион. Я знаю организации, которые провели успешные кампании по сбору средств или краудсорсингу. На собранные деньги был открыт новый дроп-ин центр в Софии. Я также знаю организации в Венгрии, работающие с маргинализованными сообществами ромов, а не только с потребителями наркотиков, проведшие несколько успешных кампаний по краудсорсингу. Это не так уж много денег, недостаточно для управления организациями, особенно если они предоставляют жизненно важные услуги, услуги из области общественного здравоохранения, а также социальные услуги, которые должно финансировать государство. Возможности краудсорсинга не заменят стабильности государственного финансирования.

Адвокатируют ли какие-либо организации вопросы декриминализации хранения и употребления наркотиков или соблюдения прав людей, употребляющих наркотики?

Их не так много. В 2017 году в Литве была кампания по декриминализации, других я не помню. Вам нужно иметь либеральное или социалистическое правительство, чтобы провести успешную кампанию в этой области. Я не вижу сейчас ни одной страны, где кто-либо мог бы сказать, что существует как минимум 50-процентный шанс провести успешную адвокационную кампанию в упомянутых тобой областях.

Но это не значит, что не следует этого делать.

Ты права, не значит. Это не означает, что не стоит заниматься вопросами уголовного правосудия и криминализации людей, потому что это важные вопросы. Я вижу, что предпринимаются попытки добавить альтернативы тюремному заключению. В Польше, например, говорят о большем количестве альтернатив, а также о том, как связать систему уголовного правосудия с системой лечения.

Согласен ли ты, что большинство организаций в регионе в основном работают над предоставлением услуг и поиском финансирования, а не в сфере наркополитики и адвокации?

Я думаю, что некоторые организации занимаются адвокацией помимо предоставления услуг, а некоторые даже не понимают, зачем этим заниматься. То, что они делают, не всегда является адвокацией – они пытаются заключать закулисные договоренности с правительствами. Лишь очень немногие организации, возможно, одна треть, достаточно смелы, чтобы организовать такие кампании, как «Поддержать. Нельзя наказывать» 26 июня. Даже когда они это делают, иногда это очень слабо. В целом адвокация в регионе очень слабая. Только очень немногие организации занимаются реальной адвокацией; и в основном по финансированию и услугам. Они не хотят брать на себя риск быть вовлеченными в политику, чтобы говорить о криминализации. Людям гораздо легче «проглотить» тему услуг по снижению вреда, чем тему декриминализации. Многим в правительстве нелегко понять, что этим людям нужна помощь; начнем с того, что они вообще не должны быть наказаны. В большинстве случаев мы не видим такого отношения в регионе.

Ты сказал, что организации должны быть смелыми, чтобы заниматься адвокацией. С какими последствиями они могут столкнуться? Потеряют ли они финансирование, если заговорят о декриминализации, или это еще не все?

Это главный страх. Большинство этих организаций очень сильно зависят от государственного финансирования и боятся его потерять. Я бы не сказал, что этот страх необоснован в условиях очень ограниченных ресурсов. Правительства склонны поддерживать организации, которые они считают более управляемыми и соответствующими их ожиданиям. Вот почему нужна храбрость, чтобы выступить за декриминализацию. Вас могут назвать «политическим гражданским обществом», которое в некоторых странах, таких как моя, называют «агентами Сороса» [американский миллиардер, филантроп Джордж Сорос, родившийся в Венгрии, финансирует многие либеральные и прогрессивные дела], или вас обвинят в желании легализовать наркотики. Я думаю, что многие предоставители услуг не хотят, чтобы на них навешивали ярлык радикальной организации.

Но снижение вреда упоминается в политических документах и фигурирует в национальных пакетах услуг здравоохранения.

Многие национальные стратегии по наркотикам действительно упоминают снижение вреда. В некоторых странах упоминаются удивительно прогрессивные вещи, например, в некоторых балканских странах. Я слышал, что некоторые национальные стратегии по наркотикам были дословно скопированы из документов ЕС. Но это, конечно, не означает, что положения этих документов выполняются, несмотря на все рекомендации, существующие механизмы финансирования или альтернативы тюремному заключению. Их просто не используют. Или, если используют, то не в полном объеме. Это не  приоритет для правительств.

Почему у них есть все эти политики, но они их не реализуют?

Я думаю, что это своего рода природа разработки политики: гораздо легче принять руководящие принципы и рекомендации, чем выполнять их. Правительства могут заявить об успехе, выпустив новое правило или стратегию, поставив галочку о наличие национальной стратегии по наркотикам в форме всеобъемлющего сбалансированного документа. Они могут сказать СМИ и людям: «Мы работаем над наркополитикой, у нас есть стратегия». Но они не так стремятся выделить ресурсы на ее реализацию. В большинстве стран также отсутствуют мониторинг и оценка. В Венгрии четыре организации, занимающиеся реабилитацией, лечением, профилактикой и снижением вреда, объединились в Форум гражданского общества по наркотикам. Силами гражданского общества мы провели независимую оценку реализации нашей национальной стратегии в отношении наркотиков и подготовили отчет, основанный на исследовании с использованием методов фокус-групп и интервью с предоставителями услуг. Но правительства не прилагают никаких усилий для оценки своей политики.

Можешь ли ты назвать какие-либо примеры удачных адвокационных кампаний в регионе? И что, на твой взгляд, срабатывает при разговоре с правительствами?

То, что работает, во многом зависит от позиции каждого конкретного правительства. Например, в Польше очень консервативное правительство, но, по крайней мере, у них есть Национальное агентство по наркотикам, которое уравновешивает эти консервативные тенденции, и они могут поддерживать программы снижения вреда и гражданское общество. Конференции по наркополитике, организованные Польской сетью по наркополитике в предыдущие годы в разных городах, были полезной инициативой гражданского общества, показавшей, что наркополитика касается не только национальных правительств. Некоторые вопросы можно было решить на местном уровне. Они также обучили многих представителей муниципальных властей и специалистов.

Во многих странах сейчас правят сверхконсервативные правительства, но есть и либерально настроенные мэры городов. Когда национальное правительство недоступно, мы можем обратиться к городским властям. Мы делаем это в Венгрии, и многое было достигнуто в местных органах власти. Некоторые из них теперь поддерживают снижение вреда. За последние два или три года мы поняли, что нам следует больше сосредоточиться на местной политике. Снижение вреда зародилось как низовая инициатива на местном уровне в европейских городах: Франкфурте, Цюрихе и других. Это всегда было местным делом. Возможно, это не сработает во всех балканских странах, но работает в Венгрии и Словакии. В Братиславе новый мэр города, и Ивета Хованцова, бывший член Руководящего комитета Евразийской ассоциации снижения вреда, теперь работает в городской администрации и помогает продвигать программы снижения вреда изнутри. Следующая конференция по снижению вреда состоится в Праге, и я вижу, что город также поддерживает эту конференцию.

Можешь подробнее рассказать о рома и употреблении наркотиков в регионе. Я так понимаю, что это большая проблема.

Некоторое время назад я написал об этом статью, в которой резюмируются масштабы этой проблемы. В Словакии, Чехии, Венгрии, Румынии, Сербии и Болгарии проживает многочисленное ромское население. В Венгрии, например, ромы составляют семь процентов населения. Большинство из них, скорее всего, безработные и не имеют доступа к основным услугам, страдают от сегрегации в школах и местах их проживания.

Аналогичная ситуация и в других странах с многочисленным ромским населением. Несмотря на то, что наркополитики претендуют на расовую непредвзятость, в регионе существует расовое профилирование. Когда мы говорим об этом, мы обычно думаем о США, афроамериканцах и латиноамериканцах, но не говорим о том, что происходит в нашем регионе. Мы не говорим о травмах людей, у которых гораздо больше шансов быть арестованным за употребление наркотиков и заключенным в тюрьму. Во многих городах региона можно увидеть, что девять из десяти человек в центрах обмена игл/шприцев – ромы. У нас недостаточно научных исследований и разработок по этому вопросу, но ромы составляют большую часть малоимущих. Иногда существующие программы не достигают этих сообществ, потому что они действуют в центрах городов, в то время как эти люди живут в сегрегированных районах. А если у вас нет культурно приемлемых аутрич программ, чтобы им оказать помощь в их части города, вы этих людей даже не увидите. Они становятся совершенно невидимыми. Я думаю, что нам нужно больше над этим работать. Если бы мы изучили, насколько гепатит С или ВИЧ влияют на эти группы населения, мы бы фактически обнаружили, что они затронуты в непропорционально большей степени.

Как насчет других групп, таких как женщины, молодые люди или мужчины, имеющие секс с мужчинами? Есть ли какие-то особые услуги для этих групп в регионе?

Я вижу очень мало услуг, ориентированных на эти группы населения. Единственная программа игл и шприцев для женщин в Венгрии была закрыта в 2014 году. Исследование о женщинах, проведенное в прошлом году Жужой Кало (Zsuzsa Kaló) в Венгрии, показало, что система предоставления лечения в стране не дружелюбна по отношению к женщинам и не всегда удовлетворяет их потребности, особенно если в ситуацию вовлечены дети. Женщинам негде оставить своих детей, когда они обращаются к услугам. Существует также проблема домашнего насилия. Если их партнеры также употребляют наркотики, женщины не всегда хотят обращаться к тем же услугам. Женщины в значительной степени зависят от своего партнера в вопросах помощи и получения наркотиков.

Наиболее конкретные услуги предназначены для секс-работниц. Конечно, иногда они пересекаются. Только одна программа в Венгрии предоставляет жилье и услуги непосредственно беременным женщинам, употребляющим наркотики. Думаю, в других странах похожая ситуация. Единственным исключением могут быть мигранты и беженцы, что сейчас является серьезной проблемой на Балканах. Я слышал о программах, представители которых направляются в лагеря беженцев для оказания услуг по тестированию на ВИЧ и гепатит С, а также для установления контакта с потребителями наркотиков.

А как насчет молодых людей, употребляющих наркотики? Существуют ли какие-либо программы, отвечающие на их потребности?

По моему опыту, большинство таких организаций создаются и управляются молодыми людьми, употребляющими наркотики на вечеринках. Поэтому все их услуги связаны с вечеринками и клубной жизнью. Я не вижу того же в отношении маргинализированных потребителей инъекционных наркотиков. Молодежные организации в основном созданы для потребителей психоделиков. Я всегда восхищался организацией из Белоруссии Legalize Belarus. В такой стране, как Белоруссия, это впечатляет. Эти идеалистичные молодые люди делают добрые дела, но они не являются предоставителями услуг снижения вреда.

Давай поговорим о некоторых конкретных услугах, например о поддерживающей терапии агонистами опиоидов (ПТАО). Есть ли проблемы с выдачей доз препарата на руки для употребления на дому, обязательными проверками на наркотики?

В большинстве стран, за исключением Чехии и Словении, основной проблемой всегда был доступ к услугам. Но с сокращением числа потребителей опиатов в некоторых странах, таких как Венгрия, ситуация меняется. Тем не менее правила весьма ограничительные. Многие люди вынуждены проходить детоксикацию или не могут получить доступ к тому типу терапии, который они предпочитают, например, они вынуждены принимать субоксон, когда им нужен метадон или бупренорфин. Иногда эти решения не основываются на потребностях клиентов, а продиктованы соглашениями между фармацевтическими компаниями и предоставителями услуг. Многие клиенты в Венгрии были недовольны, когда услуги перешли от использования таблеток на жидкий метадон.

Программы ПТАО иногда кажутся очень жесткими системами, которые больше служат людям, предоставляющим услуги, чем тем, кто их получает. Из-за этих ограничений некоторые люди предпочитают получить рецепт от врачей, чтобы покупать препараты, которые они хотят, в аптеках. Но их немного; только те, кто может себе это позволить. Большинство клиентов до сих пор получает лечение в рамках государственных программ или программ неправительственных организаций. Я думаю, что пандемия COVID-19 может изменить эту жесткость, помочь сломать эти барьеры. Мы слышим, что правила сейчас меняются во многих странах, и людям разрешено получать дозы препарата на руки для употребления на дому на более длительные периоды времени.

Существует ли разница в качестве услуг или клиентах между НПО и государственными  клиниками предоставляющими заместительную терапию?

Большинство государственных клиник, которые я посетил в этом регионе, находятся в больницах. Они доступны для тех, кто живет в городах. С НПО картина неоднозначная, но такие услуги менее распространены. Например, в Венгрии, я думаю, этим занимаются только одна или две НПО. В большинстве других стран, особенно на Балканах, это все еще в основном врачи в белых халатах в больницах.

Предпочитают ли клиенты сайты, работающие на территории НПО?

Я никогда не задавал клиентам этот конкретный вопрос, но думаю, что они бы предпочли обратиться в дроп-ин центр, а не в клинические, стерильные, бюрократические учреждения, которые не удобны для получателя услуг и имеют своего рода авторитарную атмосферу. В этих больницах много людей, которые стоят в очередях, и возникают конфликты. Черный рынок метадона представляет собой серьезную проблему во многих странах. Торговля происходит возле этих крупных больниц. У нас было много сообщений о людях, которые после выхода из больницы были ограблены агрессивными бандами, отнявшими у них полученный метадон. Я думаю, что безопаснее и удобнее иметь децентрализованные пункты предоставления ПТАО. Также было бы замечательно, если бы врачи общей практики (терапевты) или психиатры могли прописать метадон, который можно получить в аптеках.

Как ты думаешь, почему так сложно расширить эти услуги?

Опять же, я думаю, что это скорее идеологический, чем финансовый барьер. Многие правительства говорят, что денег не хватает. Я не думаю, что проблема в этом. Когда правительства начинают расставлять приоритеты, они всегда находят деньги. Но с этой проблематикой политики не могут получить политический капитал; они не популярны. Они не могут «продавать» это как политический продукт. Это похоже на ситуацию с ремонтом тюрем. Они могут сказать, что деньги тратятся на строительство новых тюрем, чтобы в них помещалось больше людей, но не о том, что новые тюрьмы более гуманны для заключенных.

Как ты думаешь, почему этот вопрос так политизирован? Мы говорим о проблемах со здоровьем.

Поскольку употребление наркотиков является моральной проблемой, многие не воспринимают его как проблему общественного здравоохранения, как, например, диабет. Большинство людей по-прежнему осуждают употребление наркотиков и стигматизируют его. Я не думаю, что это отношение сильно бы изменилось, если бы наркотики были легализованы. Этот ярлык останется, потому что люди считают это виной потребителей наркотиков: вы хуже в моральном плане, если употребляете наркотики, и вы не заслуживаете этого финансирования, потому что вы менее значимы, чем я. Я нормальный человек, плачу налоги, а ты – нет. Почему вы заслуживаете большего? Почему бы не отдать эти деньги в детские сады? Алкоголизм воспринимается как часть нашей культуры, а наркотики – как нечто чуждое.

А как насчет препятствий на пути к услугам и их качеству?

Как я уже упоминал, ограничительные правила в первую очередь не допускают людей к участию в программах. Также людям часто назначают очень низкие дозы препарата. А мы знаем, что недостаточное количество не работает. В Венгрии мы долгое время безуспешно пытались изменить эту ситуацию. Некоторые ответственные врачи назначают достаточные дозы, но большинство из них очень консервативны, с менталитетом воздержания и трезвости, которые подталкивают людей к снижению своих доз. Еще одна проблема – ограниченное количество мест в программах заместительной терапии. Конечно, в каждой стране все по-разному. В Венгрии, если больницы принимают больше людей, они должны покрывать эти расходы из своего бюджета, они не получают на это нормативное финансирование из государственного бюджета. Поэтому и существуют листы ожидания. Люди должны пройти одну–две безуспешные попытки лечения от зависимости, и только после этого их принимают в программы. Но это зависит от врачей – их отношение остается самым серьезным препятствием.

Что происходит в случае полинаркомании? Если человек параллельно употребляет несколько веществ, может ли он попасть в программу?

Это тоже зависит от врача. Некоторые программы требуют анализы мочи, и вас могут исключить, если вы употребляете другие вещества. Хороший профессионал с нормальным складом ума не выгнал бы кого-то только за то, что он или она курил/а марихуану. Это зависит от профессионализма и гуманности врачей.

Какова ситуация с качеством услуг? Насколько они комплексные?

Большинство больниц проводят мотивационные интервью с людьми, которые хотят прекратить употребление, и имеют связи с реабилитационными центрами. Программы ПТАО часто обвиняют в том, что они являются «кормушками с таблетками». Но это неправда. Большинство программ прилагают серьезные усилия. Я никогда не видел, чтобы в программе ПТАО вас выгоняли из-за того, что вы отказываетесь идти на групповые собрания или консультирование. Если клиенты не нуждаются в таком личном взаимодействии и просто хотят получить свое лекарство, они могут обратиться в клинику заместительной терапии, не взаимодействуя с другими услугами в течение многих лет. Но если у вас есть желание, есть и возможности.

Есть ли группы клиентов ПТАО, которые адвокатируют улучшение качества и расширение охвата услугами?

Эта область очень слабо развита, и таких групп очень мало. Одной из острых проблем в нашем регионе является то, что предоставители услуг не прилагают значительных усилий для поощрения участия сообщества. В основном потому, что для этого потребуются дополнительные вложения финансов, времени и усилий. Для этого вам нужны ресурсы и потенциал. Правозащитные организации не могут сделать это в одиночку. Но если вы предоставитель услуг, я считаю, что это можно сделать с помощью обучения лидеров из числа сообщества. Некоторые молодежные организации работают в области психоделиков или каннабиса, но не с маргинализованными сообществами.

Правительства не реализуют надлежащим образом механизмы мониторинга. Чешская Республика имеет своего рода аккредитацию по критериям качества для программ профилактики наркомании, но не для программ снижения вреда. Я не вижу каких-либо значительных усилий по мониторингу и оценке этих программ.

Как ты думаешь, почему для этих программ нет работающих механизмов мониторинга? Это было бы логично, в ситуации государственного финансирования.

У стран разные протоколы. Но, опять же, для их реализации нужны деньги. В первую очередь правительства должны признать, что они также несут ответственность за обеспечение выполнения этих программ в соответствии со стандартами качества. Профессиональные руководящие принципы в Венгрии предусматривают, что в каждой программе снижения вреда должны быть задействованы, по крайней мере, два сотрудника с неполной занятостью и один специалист. Есть стандарты профессионального образования этих людей. Но недостаточно выплачивать им зарплату лишь из средств, выделяемых государством на эти программы. Получается противоречие: в профессиональных руководящих принципах говорится, что вам нужно иметь то и это, но ресурсов нет. Когда правительства не выделяют достаточный бюджет для этих услуг, они не обращают внимания на оценку качества, потому что знают, что невозможно достичь стандартов с имеющимися ресурсами. Программы снижения вреда будут счастливы, если они смогут обеспечить базовую зарплату для персонала и безопасную утилизацию игл, что требует больших денег. У них нет денег на дополнительные услуги, такие как услуги психологов или гинекологов. Это проблема ресурсов.

Можешь поподробнее рассказать о новых психоактивных веществах и стимуляторах амфетаминового ряда?

Основным стимулятором в наших регионах по-прежнему остается амфетамин. Но новые  стимуляторы также появляются, особенно в Польше, Венгрии, Румынии. В Словакии и Чехии преобладает первитин (метамфетамин). В Венгрии большинство потребителей инъекционных наркотиков употребляют новые стимуляторы типа катинонов. Тенденция к употреблению синтетических каннабиноидов прослеживается во многих странах: в тюрьмах, среди бездомных или ромского населения. Большинство маргинализированных групп массово обращаются к синтетическим каннабиноидам, потому что они дешевы, легкодоступны и просто «вырубают» вас: вы не чувствуете боли и страданий повседневной жизни. Это «идеальный» наркотик для бедных. Эти новые синтетические стимуляторы и каннабиноиды рассматриваются отдельно, а не в одной группе.

А как насчет профилактики передозировки и доступа к налоксону?

В большинстве стран налоксон нельзя взять домой или распространять из-за протоколов, позволяющих назначать и применять его только профессиональному врачу. Он доступен только в отделениях неотложной помощи, а назальный налоксон полностью отсутствует. Я не вижу реальных усилий по внедрению налоксона, может быть, только в Прибалтике, в Эстонии, но не в других странах. Когда около десяти лет назад у нас был героиновый кризис, предоставители услуг адвокатировали налоксон, но больше этого не делают. Я не думаю, что этот вопрос является частью каких-либо адвокационных усилий.

Что происходит с употреблением наркотиков и снижением вреда в тюрьмах? Есть ли новые исследования по этим вопросам?

Вопрос о тюрьмах по-прежнему остается белым пятном в большинстве стран. В венгерских тюрьмах нет ПТАО. Но даже в тех странах, где такие программы есть, доступ к ним очень ограничен. Обмен игл и шприцев полностью отсутствует. Большинство тюрем вообще не занимаются проблемами наркотиков, иногда предоставляют некоторые консультации, Анонимные Наркоманы или что-то в этом роде. Заключенные все чаще употребляют новые психоактивные вещества, потому что их намного легче незаметно пронести и намного сложнее проверить. В венгерских тюрьмах заключенным запретили получать открытки, потому что было много случаев, когда они были пропитаны наркотиками. Письма  заключенным сейчас ксерокопируют. Отправка табака также не разрешена, потому что сигареты часто содержали каннабиноиды. Я считаю, что проблема синтетических каннабиноидов – самая большая проблема в тюрьмах, где среди заключенных широко распространено употребление новых психоактивных веществ. Количество людей, попавших в тюрьму из-за употребления наркотиков, в нашем регионе не очень велико, но законы очень строгие, приговоры непропорционально суровы, а альтернативы лишению свободы недостаточно разработаны и недостаточно используются, даже если они предусмотрены в законах.

Существует ли проблема с юридической помощью для людей, употребляющих наркотики и взаимодействующих с правоохранительными органами?

В некоторых странах, например в Польше, это проблема подготовки правоохранительных органов. Правовая база для альтернативных наказаний существует, но судьи и прокуроры ею не пользуются. Я знаю, что Польская сеть по наркополитике прилагает усилия для обучения судей и прокуроров. В Венгрии закон позволяет людям выбрать полгода в амбулаторной программе в случае нарушений связанных с небольшими количествами наркотика. Около 90 процентов людей, которых направляют в эту программу, эпизодически употребляют каннабис и не нуждаются ни в каком лечении. Даже если существует одна из этих альтернатив, нет реальных фильтров, как в Португалии, когда на лечение направляют только если речь идет о проблемных случаях.  Нет нужды лечить тех, кому это не нужно.

Мой последний вопрос касается лечения гепатита С, ВИЧ и туберкулеза. Какие здесь есть проблемы?

После вспышки ВИЧ в Румынии новых вспышек в регионе не наблюдалось. Уровень тестирования и консультирования по-прежнему очень низкий, особенно в некоторых странах, таких как Венгрия. Даже если у людей положительный результат теста, как обеспечить, чтобы они направились на лечение? Благодаря новому лечению гепатита С есть финансирование от крупных фармацевтических компаний, что является положительным моментом. В Словакии они дали некоторые средства организациям по снижению вреда, чтобы помочь потребителям наркотиков пройти курс лечения гепатита С. Позже это случилось и в Венгрии. Самая большая проблема – этим людям трудно получить лечение в тех странах, где нет снижения вреда или его охват ограничен, таких как Венгрия или страны Балканского региона. Интересно, сколько людей, инфицированных гепатитом С пять или шесть лет назад, разовьют цирроз печени или даже напрасно погибнут, в то время как их можно было спасти? Это ужасающе, на мой взгляд.

Гранты на исследование под руководством сообщества удовлетворенности клиентов услугами ОЗТ

ЕАСВ приглашает к подаче заявок группы под руководством сообщества, заинтересованные в проведении исследования удовлетворенности клиентов опиоидной поддерживающей терапией на основе методологии ЕАСВ и в сотрудничестве с профессиональными исследователями.

Мониторинг силами сообщества играет важнейшую роль в выявлении и эффективном устранении проблем и узких мест в охвате, привлечении и удержании людей на всех этапах профилактики и лечения, а также в повышении качества услуг. Информация, собранная в ходе мониторинга, может быть использована представителями сообществами в адвокации для того, чтобы понять, объяснить, обосновать и уточнить необходимые изменения. Предложенная методология поможет оценить качество услуг, восприятие клиентами программы ОЗТ и качество их жизни.

Два отобранных кандидата получат 8 500 долларов США на исследовательскую деятельность. Отобранные кандидаты будут: 

  • Тесно сотрудничать с исследователями по адаптации методологии к страновому контексту;
  • Нанимать интервьюеров и участников исследования;
  • Участвовать в анализе данных, разработке отчета и рекомендаций;
  • Представлять результаты исследования.

Сроки реализации проекта:

  • 1 марта 2021 – 30 ноября 2021

Этот конкурс организован в рамках проекта Евразийского регионального консорциума « Нестандартное мышление: преодолевая трудности в адвокации силами сообщества для устойчивых и высококачественных услуг в связи с ВИЧ», финансируемого Фондом Роберта Карра для сетей гражданского общества (ФРК).

Евразийский региональный консорциум объединяет усилия Евразийская коалиция по здоровью, правам, гендерному и сексуальному многообразию (ЕКОМ), Евразийской женской сети по СПИДу (ЕЖСС) и Евразийской ассоциации снижения вреда (ЕАСВ) для эффективного решения проблемы отсутствия финансовой устойчивости в профилактике и лечении, программы ухода и поддержки для ключевых групп населения, уязвимых с точки зрения нарушения их прав и риска заражения ВИЧ.

Квалификационные критерии:

  • Официально зарегистрированная общественная организация, занимающаяся наркополитикой и/или снижением вреда
  • Инициативная группа, работающая в сфере наркополитики и снижения вреда, имеющая финансового агента, зарегистрированного в одной из стран проекта.
  • Организация гражданского общества, работающая в тесном сотрудничестве и в интересах сообщества людей, употребляющих наркотики

Критерии отбора:

Поданные заявки будут оцениваться отборочной комиссией Евразийской ассоциации снижения вреда. Для оценки заявок будут использоваться следующие критерии (максимально возможное количество баллов – 100):

  • Постановка задачи и понимание ситуации с опиоидной поддерживающей терапией в стране / городе ( 50 баллов)
  • Опыт в исследованиях или мониторинге под руководством сообщества ( 40 баллов)
  • Группа / организация делегирована, подотчетна и / или под руководством сообщества людей, употребляющих наркотики (10 баллов)

Как подать заявку

Претенденты должны представить следующие документы maria@harmreductioneurasia.org , тема письма « Call CLM », срок подачи до 24:00 EET в 26 февраля , 2021 :

  1. Форма заявки
  2. Организационный регистрационный документ
  3. Меморандум о сотрудничестве (при работе через финансового агента)

ЕАСВ ищет консультанта для обновления данных по оценке стоимости криминализации

Евразийская ассоциация снижения вреда (ЕАСВ) в рамках трехлетнего проекта Международного консорциума по снижению вреда «Мы не покончим со СПИДом без снижения вреда» ищет консультанта для сбора и обновления информации по «Цене криминализации» в 27 странах региона ЦВЕЦА.

Задачи консультанта и ожидаемые результаты:

·        Определить список национальных координаторов в 27 странах, которые будут поддерживать консультанта в поиске информации для обновления «Цены криминализации»

·        Проанализировать международные и национальные отчеты и провести интервью для получения необходимых данных в каждой стране (со ссылками) по следующим показателям:

                           I.          Стоимость содержания в тюрьме:

1.      Количество заключенных

2.      Количество заключенных за преступления связанные с наркотиками

3.      Средний срок за преступления связанные с наркотиками

4.      Распространённость ВИЧ среди заключённых

5.      ОЗТ в тюрьмах (ДА/НЕТ)

6.      АРТ в тюрьмах (ДА/НЕТ)

7.      ПОШ в тюрьмах (ДА/НЕТ)

8.      Стоимость содержания в тюрьме (на заключенного/ в год)

                          II.          Расходы на здоровье и социальные услуги:

1.      Количество ЛУИН в стране

2.      Распространённость ВИЧ среди ЛУИН

3.      Стоимость ПОШ (на клиента/ в год)

4.      Стоимость ОЗТ (на клиента / в год)

5.      Пособие по безработице (минимум) (в год или в месяц)

·        Написать краткое резюме о каждой стране на основе собранных данных и подготовить его для веб-сайта ЕАСВ. Пример резюме можно посмотреть здесь.

Предлагаемые сроки:

Все задания должны быть выполнены в период с 8 марта по 30 мая 2021 года.

Критерии оценки

Поданные заявки будут оцениваться комиссией Евразийской ассоциации снижения вреда.

Оценка будет проходить в два этапа:

·        оценка предыдущего опыта (портфолио) по техническим критериям – 80% от общей оценки

·        оценка ценового предложения (лучшее соотношение цены и качества) – 20% от общей оценки

Оценка стоимости проводится только для заявок, набравших минимум 70 баллов из максимальных 100 при прохождении оценки по техническим критериям. Предложения, не прошедшие минимальный порог по техническим критериям, далее не рассматриваются.

Для оценки поданных заявок будут использоваться следующие технические критерии (80%):

·        Опыт проведения кабинетных исследований (сбора данных) в сфере снижения вреда и наркополитики, разработки технических отчетов и документации по вопросам употребления наркотиков (40 баллов)

·        Широкий спектр контактов на региональном уровне для определения списка национальных координаторов для сбора информации (40 баллов)

·        Грамотный письменный английский и /или русский язык (20 баллов)

Стоимость услуг (20%):

ЕАСВ будет уделять такое же внимание предоставленному портфолио и опыту, как и стоимости услуг. Предложенная по стоимости будет оцениваться ЕАСВ с точки зрения оптимального соотношения цены и качества.

Условия

Настоящее объявление и приложения к нему не могут быть истолкованы как договор или обязательство любого рода. Данное объявление никоим образом не обязывает ЕАСВ заключить договор, а также не обязывает ЕАСВ оплачивать какие-либо расходы, возникшие при подготовке и подаче предложений.

Условия оплаты и окончательные сроки выполнения работ будут указаны в договоре, который ЕАСВ подпишет с отобранным кандидатом.

Как подать заявку

Кандидаты должны предоставить:

·        резюме

·        письмо заинтересованности с указаннием гонорара

·        предложенный список национальных координаторов

Полный пакет документов необходимо отправить по электронной почте с пометкой «Консультант по сбору данных для цены криминализации» Элизе Курцевич по адресу eliza@harmreductioneurasia.org до 23 февраля 2021 года, 24:00 по Восточно-европейскому времени.

Результаты отбора кандидатов будут объявлены до 1 марта 2021 г. С каждым кандидатом свяжутся в индивидуальном порядке.

Любые вопросы, касающиеся участия в тендере, следует направлять по адресу eliza@harmreductioneurasia.org.


[1] Страны: Албания, Армения, Азербайджан, Беларусь, Босния и Герцеговина, Болгария, Хорватия, Чехия, Эстония, Грузия, Венгрия, Казахстан, Косово, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Черногория, Северная Македония, Польша, Румыния, Россия, Сербия. , Словакия, Словения, Таджикистан, Украина.

ТЕНДЕР: ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ УСЛУГ ПО ГРАФИЧЕСКОМУ ДИЗАЙНУ И ВЕРСТКЕ ОРИГИНАЛ-МАКЕТОВ ПУБЛИКАЦИЙ

ПРОДЛЕН крайний срок подачи заявок: 7 марта 2021 года

ЕАСВ ищет компании, дизайн-студии или фрилансеров в области графического дизайна для разработки оригинал-макетов и других презентационных материалов, таких как брошюры, плакаты, отчеты, аналитические материалы, книги, брифы и дизайнерские инфографики и иллюстрации. Большинство публикаций ЕАСВ являются цифровыми, издаются на русском и английском языках для различных аудиторий, включают текстовые материалы, таблицы, иллюстративный материал.

Комплекс работ по разработке оригинал-макетов и презентационных материалов состоит из:
– разработки концепции дизайна с учетом требований фирменного стиля (бренд-бука), что включает в себя, в частности: презентацию сюжета и стилистической серии, варианты верстки текстового материала, взаимодействие текстового и иллюстрационного материала, окончательную доработку одобренной концепции на основе комментариев ЕАСВ;
– подготовку оригинальных макетов и создание цифровых страниц, что включает в себя: графическое оформление, верстку страниц в рамках утвержденной концепции, создание/приобретение прав на иллюстративные/фотоматериалы, соответствующие утвержденной концепции, подготовку необходимого иллюстративного материала, создание пиктограмм, создание инфографики, корректуру, подготовку цифровых или печатных файлов.
Примеры публикаций ЕАСВ можете найти здесь https://harmreductioneurasia.org/library/.

Условия работы:
Дистанционная работа с использованием собственных средств: компьютер, стабильный доступ в Интернет.
Договор на оказание консультационных услуг без социального страхования на один год, начиная с марта 2021 года.

Требования к компаниям:
– Опыт работы (не менее 1 года, хорошая деловая репутация в данном секторе деятельности, а также необходимые трудовые и технические ресурсы для выполнения обязательств по договору).
– Сильный портфель проектов графического дизайна и оринигинал-макетов;

Требования к фрилансерам:
– Не менее 1 года опыта работы в качестве графического дизайнера;
– Сильное портфолио графических проектов; в частности, верстка отчетов;
– Профессиональное пользование программным обеспечением для дизайна такими программами как Photoshop, Sketch, Adobe Illustrator, Adobe InDesign;
– Хороший вкус;
– Понимание актуальных на сегодняшний день визуальных и социальных тенденций, должно быть отражено в портфолио;
– Способность укладываться в сроки в стрессовых ситуациях;
– Средний и выше уровень владения английским и русским языками;
– Хорошие организаторские навыки, внимание к деталям, стремление к совершенству.

Заинтересованные участники должны предоставить:
– сопроводительное письмо с описанием предыдущего опыта работы в произвольной форме;
– Обновленное резюме с описанием конкретного опыта и навыков (только для фрилансеров);
– портфолио работ
– ценовое предложение (в ЕВРО) для следующих категорий графического дизайна:

o Верстка отчета: формат A4, разработка не менее 2 вариантов титульного листа, типичных текстовых страниц, иллюстрационных страниц, шмуцтитулв. Создание сетки, дизайн и верстка 40 страниц, отрисовка иллюстраций, приобретение иллюстративно-фотоматериалов с передачей прав в ЕАСВ. Финализация (включая корректуру на английском или русском языках) концепции в соответствии с комментариями ЕАСВ. Используйте данную публикацию в качестве справки для оценки количества иллюстраций – https://harmreductioneurasia.org/wp-content/uploads/2020/09/2020_8_20_EHRA_NPS-Report_Georgia_EN-1.pdf.

o Дизайн постера: Формат A0, разработка не менее 2-х вариантов сетки, дизайна и верстки, отрисовка иллюстраций, приобретение иллюстративного материала и фотоматериалов с передачей прав в ЕАСВ. Окончательная доработка концепции в соответствии с замечаниями ЕАСВ.

o Дизайн одной инфографики.

NB! Если у вас нет соответствующего опыта работы в некоторых из вышеперечисленных категорий, пожалуйста, пропустите это и не указывайте в форме стоимость данной категории.

Специальные условия

Участники должны подтвердить, что стоимость работ указанных в заявке актуальны на срок не менее 14 месяцев с даты проведения конкурса.

По результатам тендера победителям будет предложено подписать договор на 2-х летний срок. Дальнейшие работы будут проводиться в соответствии с запросом ЕАСВ, в котором будут указаны сроки и другие конкретные условия.

Предоставление документов для участия в тендере не налагает на ЕАСВ обязательств по заключению контракта.

Документы должны быть отправлены по адресу: Игорь Гордон igor@harmreductioneurasia.org
Крайний срок подачи заявок: 7 марта 2021 года

Кодекс этики Евразийской ассоциации снижения вреда

Кодекс этики (далее – Кодекс) Евразийской ассоциации снижения вреда (ЕАСВ) – это свод фундаментальных принципов, стандартов и положений, регулирующих решения и поведение в ЕАСВ. Этический кодекс разъясняет миссию, ценности и принципы организации в соответствии с установленными стандартами профессионального поведения и содержит конкретные рекомендации по таким вопросам, как соблюдение требований добросовестности, противодействие мошенничеству, дискриминации и притеснениям, а также по вопросам, связанным с конфликтом интересов.

Кодекс предназначен, прежде всего, для сотрудников и членов ЕАСВ и, наряду с Операционным руководством, является основным документом, обеспечивающим повседневный процесс принятия решений. Кодекс является изложением организационных ценностей как для членов ЕАСВ, так и для внешних сторон, с которыми у EАСВ установлены договорные или партнерские отношения. Кодекс – это свидетельство обязательства ЕАСВ перед внешними сторонами: партнерами по адвокационной деятельности, потенциальными донорами, агентствами ООН и другими национальными и международными организациями.

ЕАСВ обязует руководящие органы, членов и сотрудников соблюдать установленные стандарты деловой и личной этики при выполнении своих функций и обязанностей. Как сотрудники и представители ЕАСВ мы должны проявлять честность и добросовестность при выполнении своих обязанностей и не нарушать действующие законы и правила.

Кодекс состоит из четырех Положений:

  1. Об этических нормах, добросовестности и противодействии мошенничеству
  2. О конфликте интересов
  3. О дискриминации, домогательствах и иных формах притеснения, и процедуре подачи жалоб
  4. О процедуре информирования о нарушениях

Кодекс разработан и принят Руководящим комитетом с участием членов ЕАСВ.  Его содержание следует по необходимости, но не реже, чем один раз в пять лет, пересматривать. Все изменения и поправки должны быть утверждены Руководящим комитетом.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ КОДЕКСА ЭТИКИ

Оказание услуг по снижению вреда людям, употребляющим наркотики, во время чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения

Оказание услуг по снижению вреда людям, употребляющим наркотики, во время чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения: примеры работы в условиях пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 в отдельных странах

Практически каждая страна мира столкнулась с пандемией Коронавирусной инфекции COVID-19. По мере развития знаний о том, как бороться с передачей вируса, страны все чаще прибегали к национальным «локдаунам» (от англ. lockdown – режим изоляции, карантин, блокировка), ко- торые во время первой волны пандемии были введены примерно с марта по июнь 2020 г. После выхода из первой волны COVID-19 страны использовали локальные, региональные и национальные «локдауны», чтобы повторно предотвратить дальнейшую передачу инфекции во время второй волны пандемии. Аналогичные подходы   ожидаются и в будущем, если новые «волны» пандемии нанесут удар по странам, пока каждая из них не сможет вакцинировать большую часть своего населения. Для людей с сильной наркотической зависимостью, которая приводит к ослаблению иммунной системы, COVID-19 представляет серьезную угрозу для жизни независимо от их возраста.
Правительства, неправительственные (НПО) и общественные организации (ОО), которые проводят работу по оказанию поддержки людям, употребляющим наркотики (ЛУН), и другим уязвимым и маргинализированным группам населения, должны были быстро отреагировать на огромный прирост количества случаев передачи COVID-19 в разных странах и на всех континентах.
Представленные здесь десять практических примеров (кейс-стади) представляют собой обзор ответных мер отдельных организаций и сообществ, которые работают с людьми, употребляющими наркотики, и другими маргинализированными группами по всему миру, включая Афганистан, Австралию, Чешскую Республику, Кению, Польшу, Россию, Испанию, Швейцарию, Украину и Великобританию.

Онлайн тренинг “Организация помощи женщинам, употребляющим наркотики, которые пострадали от гендерного насилия”

В ноябре 2020 года ЕАСВ начала внедрение проекта ”Доступ к комплексной поддержке для женщин, употребляющих наркотики в ситуации насилия”, нацеленного на повышение доступа к юридическим, психосоциальным (включая психиатрические) услугам и шелтерам для женщин, употребляющих наркотики пережившим насилие.

Проект осуществляется в сотрудничестве с „Альянсом общественного здоровья“ как часть Мультистранового проекта «Устойчивость сервисов для ключевых групп в регионе Восточной Европы и Центральной Азии» (aka #SoS_project), и финансируется через Механизм реагирования на COVID-19 (C19RM) Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией.

10, 11 и 14 декабря 2020 г. в рамках проекта прошел онлайн тренинг “Организация помощи женщинам, употребляющим наркотики, которые пострадали от гендерного насилия”.

Программа тренинга включала следующие темы:

  • Женщины, употребляющие наркотики и женщины из других социальных групп в ситуации гендерно обусловленного насилия, домашнего насилия, насилия со стороны интимного партнера. Потребности, проблемы, существующие услуги.
  • Пробелы в услугах государственных служб и услуг, предоставляемых НПО женщинам, употребляющим наркотики.
  • Предоставление услуг женщинам, употребляющим наркотики в ситуации насилия силами организаций и самоорганизаций снижения вреда.
  • Построение партнерства с организациями, работающими в сфере оказания услуг женщинам в ситуации насилия. Фрагментарный анализ потенциальных партнеров.
  • Вопросы безопасности женщин, употребляющих наркотики и сотрудниц, которые оказывают помощь в ситуации гендерного насилия/ насилия со стороны интимного партнера.

На тренинг зарегистрировалось 37 участников. Во время трех дней максимальное количество участников было 18, минимальное – 10. Участники были из следующих стран: Грузия, Нидерланды, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Сербия, Словакия, Россия, Украина.

Опыт участников по работе с вопросами женщин, употребляющих наркотики переживших насилие был очень разным: от внушительного (например, Сеть снижения вреда, Кыргызстан), до почти нулевого (например, ReGeneration, Сербия).

Следующим шагом в проекте является работа с партнерскими организациями через гранты в 5 странах – Сербии, Македонии, Казахстане, России и Украине. Деятельность в странах будет следующей:

  • Документирование случаев нарушения прав женщин, употребляющих наркотики переживших насилие; документирование ситуации с их доступом к психосоциальным и юридическим услугам и шелтерам, кризисным центрам.
  • Адвокация, как на уровне лиц, принимающих решения, так и на уровне отдельных шелтеров, изменения правил и практики работы шелтеров, что бы они принимали женщин, употребляющих наркотики переживших насилие.
  • Обучение сотрудников шелтеров по работе с женщинами, употребляющими наркотики и сотрудничестве с программами снижения вреда.
  • Повышение качества услуг шелтеров для женщин, употребляющих наркотики переживших насилие.

Также, в рамках проекта уже начаты и в 2021 году будут разработаны рекомендации по предоставлению комплексных услуг для женщин, употребляющих наркотики переживших насилие, включая шелтеры/ кризисные центры, психосоциальные и юридические услуги.

Надеемся, что рекомендации будут полезны как для партнеров в странах, так и для других организаций и групп, стремящихся повысить доступ к комплексной поддержке для женщин, употребляющих наркотики пережившим насилие.